БАБКА

Бабка была тучная, широкая, с мягким, певучим голосом. «Всю квартиру собой заполонила!..» – ворчал Борькин отец. А мать робко возражала ему: «Старый человек... Куда же ей деться?» «Зажилась на свете... – вздыхал отец. – В инвалидном доме ей место – вот где!»
Все в доме, не исключая и Борьки, смотрели на бабку как на совершенно лишнего человека.

Бабка спала на сундуке. Всю ночь она тяжело ворочалась с боку на бок, а утром вставала раньше всех и гремела в кухне посудой. Потом будила зятя и дочь: «Самовар поспел.

Вставайте! Попейте горяченького-то на дорожку...»

Подходила к Борьке: «Вставай, батюшка мой, в школу пора!» «Зачем?» – сонным голосом спрашивал Борька. «В школу зачем? Тёмный человек глух и нем – вот зачем!»

Борька прятал голову под одеяло: «Иди ты, бабка...»

В сенях отец шаркал веником. «А куда вы, мать, галоши дели? Каждый раз во все углы тыкаешься из-за них!»

Бабка торопилась к нему на помощь. «Да вот они, Петруша, на самом виду. Вчерась уж очень грязны были, я их обмыла и поставила».

...Приходил из школы Борька, сбрасывал на руки бабке пальто и шапку, швырял на стол сумку с книгами и кричал: «Бабка, поесть!»

Бабка прятала вязанье, торопливо накрывала на стол и, скрестив на животе руки, следила, как Борька ест. В эти часы как-то невольно Борька чувствовал бабку своим, близким человеком. Он охотно рассказывал ей об уроках, товарищах. Бабка слушала его любовно, с большим вниманием, приговаривая: «Всё хорошо, Борюшка: и плохое и хорошее хорошо. От плохого человек крепче делается, от хорошего душа у него зацветает».

Наевшись, Борька отодвигал от себя тарелку: «Вкусный кисель сегодня! Ты ела, бабка?» «Ела, ела, – кивала головой бабка. – Не заботься обо мне, Борюшка, я, спасибо, сыта и здрава».

Пришёл к Борьке товарищ. Товарищ сказал: «Здравствуйте, бабушка!» Борька весело подтолкнул его локтем: «Идём, идём! Можешь с ней не здороваться. Она у нас старая старушенция». Бабка одёрнула кофту, поправила платок и тихо пошевелила губами: «Обидеть – что ударить, приласкать – надо слова искать».

А в соседней комнате товарищ говорил Борьке: «А с нашей бабушкой всегда здороваются. И свои, и чужие. Она у нас главная». «Как это – главная?» – заинтересовался Борька. «Ну, старенькая... всех вырастила. Её нельзя обижать. А что же ты со своей-то так? Смотри, отец взгреет за это». «Не взгреет! – нахмурился Борька. – Он сам с ней не здоровается...»

После этого разговора Борька часто ни с того ни с сего спрашивал бабку: «Обижаем мы тебя?» А родителям говорил: «Наша бабка лучше всех, а живёт хуже всех – никто о ней не заботится». Мать удивлялась, а отец сердился: «Кто это тебя научил родителей осуждать? Смотри у меня – мал ещё!»

Бабка, мягко улыбаясь, качала головой: «Вам бы, глупые, радоваться надо. Для вас сын растёт! Я своё отжила на свете, а ваша старость впереди. Что убьёте, то не вернёте».

* * *

Борьку вообще интересовало бабкино лицо. Были на этом лице разные морщины: глубокие, мелкие, тонкие, как ниточки, и широкие, вырытые годами. «Чего это ты такая разрисованная? Старая очень?» – спрашивал он. Бабка задумывалась. «По морщинам, голубчик, жизнь человеческую, как по книге, можно читать. Горе и нужда здесь расписались. Детей хоронила, плакала – ложились на лицо морщины. Нужду терпела, билась – опять морщины. Мужа на войне убили – много слёз было, много и морщин осталось. Большой дождь и тот в земле ямки роет».

Слушал Борька и со страхом глядел в зеркало: мало ли он поревел в своей жизни – неужели всё лицо такими нитками затянется? «Иди ты, бабка! – ворчал он. – Наговоришь всегда глупостей...»

* * *

За последнее время бабка вдруг сгорбилась, спина у неё стала круглая, ходила она тише и всё присаживалась. «В землю врастает», – шутил отец. «Не смейся ты над старым человеком», – обижалась мать. А бабке в кухне говорила: «Что это, вы, мама, как черепаха по комнате двигаетесь? Пошлёшь вас за чем-нибудь и назад не дождёшься».

Умерла бабка перед майским праздником. Умерла одна, сидя в кресле с вязаньем в руках: лежал на коленях недоконченный носок, на полу – клубок ниток. Ждала, видно, Борьку. Стоял на столе готовый прибор.

На другой день бабку схоронили.

Вернувшись со двора, Борька застал мать сидящей перед раскрытым сундуком. На полу была свалена всякая рухлядь. Пахло залежавшимися вещами. Мать вынула смятый рыжий башмачок и осторожно расправила его пальцами. «Мой ещё, – сказала она и низко наклонилась над сундуком. – Мой...»

На самом дне сундука загремела шкатулка – та самая, заветная, в которую Борьке всегда так хотелось заглянуть. Шкатулку открыли. Отец вынул тугой свёрток: в нём были тёплые варежки для Борьки, носки для зятя и безрукавка для дочери. За ними следовала вышитая рубашка из старинного выцветшего шёлка – тоже для Борьки. В самом углу лежал пакетик с леденцами, перевязанный красной ленточкой. На пакетике что-то было написано большими печатными буквами. Отец повертел его в руках, прищурился и громко прочёл: «Внуку моему Борюшке».

Борька вдруг побледнел, вырвал у него пакет и убежал на улицу. Там, присев у чужих ворот, долго вглядывался он в бабкины каракули: «Внуку моему Борюшке». В букве «ш» было четыре палочки. «Не научилась!» – подумал Борька. Сколько раз он объяснял ей, что в букве «ш» три палки... И вдруг, как живая, встала перед ним бабка – тихая, виноватая, не выучившая урока. Борька растерянно оглянулся на свой дом и, зажав в руке пакетик, побрёл по улице вдоль чужого длинного забора...

Домой он пришёл поздно вечером; глаза у него распухли от слёз, к коленкам пристала свежая глина. Бабкин пакетик он положил к себе под подушку и, закрывшись с головой одеялом, подумал: «Не придёт утром бабка!»

Валентина Осеева

Источник ➝

Православный психолог завел пять детей. А потом передумал

Вот уже несколько дней по сетям ходит история о многодетном православном отце, который сначала наделал 5 детей, один из которых инвалид, а потом, пройдя курс то ли тренингов, то ли терапии, просветлел вдруг, и понял, что это все было не то. Что он не имеет права жить с надоевшей женой без любви. Признался ей во всем и свалил, ощутив неимоверное облегчение. А потом еще и в своем фейсбуке похвалялся – мол, дети вырастут и простят, зато я остался честным с самим собой.

Женщины его порыв, конечно, не оценили.

Пост пришлось убрать, а всех спрашивающих: с кем дети, зин? – забанить. Но Юлия Куфман успела сделать скриншот, и коричневая субстанция растеклась и понеслась по трубам.






Честно говоря, я даже не хочу думать о том, кто в этой ситуации виноват. Безумный коуч, который применил рецепт, отлично действующий на парах без детей, или с одним ребенком к многодетной семье с инвалидом. Или терапия стала лишь предлогом для самого «героя», который уже все для себя решил, и только использовал психологическую помощь как лазейку – мол, вот же, доктор прописал. Мне сложно судить.

Все дело в том, что еще пару лет назад счастливый отец раздавал всем интервью. «Ответственность за все происходящее в многодетной семье лежит только на отце, ведь женщина, осознанно решившая стать многодетной, тем самым безгранично ему доверилась», - говорил он в интервью для портала «Православный мир» от 2014 года. Примерно то же самое повторял в интервью на радио в 2018 году. Короче говоря, был широко известным порядочным человеком. А потом вдруг сломался.

 

И вот вы знаете, мне и хочет как-то натянуть, как презерватив на глобус, на многодетного отца формулу «не суди, да не судим будешь». Но я не могу. Потому что в нашем обществе все устроено так, что мужчина может просто взять и сломаться в комфортных для себя условиях. Если понадобится, даже с группой психотерапевтической поддержки. А женщина не может сломаться, ей сбежать некуда. Вот эта лицемерно брошенная ей возможность «найти любимого человека и быть счастливой» при пяти детях это что? Изощренное издевательство? Понятное дело, что единственное, что ей останется, это тянуть детей одной, и других вариантов у нее нет, по крайней мере, из тех, что не подразумевают лечь вперед ногами.

Ну и отдельно привет всем тем, кто любит говорить: ты каким местом его выбирала, где были твои глаза? Кто же тебе виноват, нормальный бы не ушел… Да любой мужчина может взять и уйти. Даже тот, у кого есть медаль «отец года». Даже тот, который лучшим образом зарекомендовал себя на всех эфирах страны. Гарантии нет, от слова совсем.

«Оставшись, по прихоти отца моих девочек, одна с пятью детьми, я первый год просто боролась за свою жизнь и жизнь своих девочек. Мне казалось, что жизнь остановилась. Теперь я знаю, что каждый второй мужчина сбегает из семьи, в которой рождается инвалид! Но брошенные семьи живут дальше!», — написала на своей странице Наталья Лучанинова.

Многодетная семья, да и вообще семья, это такая конструкция, в которую у мужчины есть вход, и из нее есть выход. Для женщины это конструкция без выхода. Может быть, потому и не торопятся женщины с многодетностью – понимают, что, если что, рассчитывать придется только на себя?

А еще, я сижу, и думаю: а если бы не муж, а жена, вдохновившись психологическими тренингами, вдруг взяла и ушла, переложив на мужчину всю ответственность? Упорхнула, так сказать, в светлое будущее под аплодисменты группы поддержки. И сел бы этот просветленный один посреди бардака, грязной одежды, постельных принадлежностей, забот о ребенке-инвалиде и заботах о хлебе насущном. И вот мне очень интересно, что бы он тогда подумал обо всем этом просветлении и психологическом развитии. Боюсь, что и у него бы не нашлось никаких слов, кроме матерных…

https://morena-morana.livejour...

Учительница первая моя. Секс-скандал в Астрахани

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх