ОГОРОДНЫЙ СЕЗОН

- Сергей, – раздался в трубке трагичный матушкин голос. Судя по неприкрытому трагизму, на даче случилось страшное, либо не завелась отцовская машина, что с ней происходит с завидной регулярностью, либо любимую таксу украли вороны и, подняв ее на верхушку дерева, непристойно там над ней издеваются.

На деле все оказалось гораздо прозаичней. Уж лучше бы таксу пришлось защищать, бурчал я одеваясь и посылая нах свои планы на выходные. Планы, рыдая и проклиная судьбу, стройными рядами, как на параде, пошагали на йух, а я сказав последнее прости семье, и провожаемый исчезающим вдали белым платочком, устремил свои колеса на дачу.

Потому, как пришла ПОРА. Да, да, именно это мне и сообщила матушка. Что пришла пора ей садить рассаду.

Что-то последние пару лет с матушкой начало твориться странное. Никогда не садившая ничего, кроме как в глубоком детстве меня на горшок, матушка воспылала нереальной любовью к земледелию, и уже второй год пыталась наладить производство «экологически чистых овощей» на отдельно взятом клочке земли. То, что «экологически чистые овощи» впоследствии имели вид глубоких рахитов, ее не смущало. Морковка размером с мышкин мизинец, огурцы такого же размера, помидорки, не больше тараканьих зрачков, все это было в порядке вещей. Матушка была твердо уверена, что это такой «специальный сорт» Черт его знает, может так и есть, я не агроном. Но пахать на земле, для последующей радости вынуть из нее пару корявых, рахитичных корнеплодов, над которыми ржали все окрестные кроты, для меня это удовольствие сомнительное.

Хотя надо отдать должное. Один кабачок матушка вырастила, и торжественно, в конце прошлого лета тыкала в него меня носом, приговаривая, что дескать усилия ее увенчались безоговорочной победой над хитрыми растениями, и она несмотря на наш скепсис все-таки вырастила «такой прекрасный кабачок». Мои робкие доводы, что на пятнадцать квадратных метров культурных посадок, для оценки эффективности результатов одного кабачка явно недостаточно, были разбиты безаппеляционым «зато на следующий год их будет много».
Ага…Наверно целых два…За год они подумают, осознают, и начнут множиться в аццкой прогрессии. Это я подумал, но вслух ессно не сказал.

И вот, на прошлых выходных наступил этот самый «следующий год», который уже прочно начал ассоциироваться у меня с не совсем весенним словом «жопа».

Грядочку на открытом воздухе я окучил как новенький трактор, быстро и весело. Потом матушка в позе легендарного сеятеля посыпала удобрения, и я грабельками завершил оформление этой овощной могилки.

Следующим номером доморощенных земледельцев было накрытие целлофаном теплицы.
На зиму я только сдвинул целлофан на край конструкции, для того, чтобы этой весной просто натянуть его на каркас как…как…как…Извините, почему-то на ум приходит только одно сравнение.

Натягивание мутной пленки прошло на удивление гладко. Я забрался вовнутрь теплицы для того, чтобы устранить местами провисший целлофан, встал одной ногой на правый деревянный бортик грядки, левой естественно на левый бортик, приподнялся на цыпочках, и в позе идущего враскоряку по рельсам старого паровоза начал подтягивать покрытие. Хоть теплица была не сильно высокая и целлофан касался моей макушки, но провисшие участки надо было поднимать высоко, чтобы была возможность подтянуть их не порвав.

Перебирая ногами по бортикам, я осторожно продвигался внутри теплицы, как меня настиг первый удар стихии…

Это не могло быть ничего, кроме безумной и всеразрушающей мощи природы. Такого удара стихии я не испытывал не разу. В глазах потемнело, и моя тушка, и без того имевшая не очень устойчивое положение, сверзилась вниз и уютно улеглась между грядками.

Через минуту, сфокусировав отбитые зрение, нюх и слух, я осторожно приподнялся на локтях и огляделся.

Тихо шелестел ветерок, перебирая кроны лысых, как Котовский, деревьев, и ничто не указывало на недавний удар стихии.

Хмм, странно, мелькнула мысля, может я головой об перекладину ударился? Подняв взгляд на верх и проведя траекторию своего падения, я пришел к выводу, что такое вполне возможно, хотя, при такой силе удара, я должен был развалить эту конструкцию, как волк домик криворукого поросенка.

Ладно, лежи не лежи, а продолжать надо. С трудом опять приняв позу «на цыпочки и руки вверх» я поднял над головой очередной целлофановый участок. И даже прошел сантиметров двадцать.

…Открыв глаза и обнаружив себя уже на привычном месту между грядок я дюже задумался.

- Сергей! – сказал я себе. Строго так сказал. - Если еще раз подобное повторится, то теплицу ты, конечно, оформишь. Но после этого у тебя дорога одна – в дурку и годовой стационар!

Действительно, что за нах? Непонятное всегда пугает и тяготит, а тут было уже два раза непонятное. И оба раза по голове.

Осторожно, чтобы не привлекать внимание непонятного, я принял прежнюю рабочую позу, но работать не стал. Я стал ждать. Как рыбак поклевки. Как химик реакции. Как уфолог НЛО. И оно пришло.

Высоко в воздухе, сквозь мутную пленку, показалось быстро увеличивающееся в размерах темное пятно.

- Мамо!!! – я постыдно хрюкнул и присел на корточки, не переставая смотреть наверх и подозревая, что это и есть то самое непонятное. Пятно смачно хлопнув по пленке медленно поползло в сторону, волоча за собой прошлогодние листья.

- Что, сынок? – отозвалась матушка с той стороны теплицы. - А я тут решила лопатой сверху старые листья убрать, что бы тебе было удобнее пленку тянуть. А у тебя что там гремит?
Логическая цепочка выстроилась сама собой. Листья сверху…Лопата...Помогающая мама, прицельно метающая эту лопату…Приход непонятного…

Да нет, мам, у меня все в порядке.

А в голове вертелось: - что-то, как-то с таким агрономическим энтузиазмом я имею вполне реальные шансы не дожить до счастливого момента сбора грядущего урожая...

Источник ➝

Православный психолог завел пять детей. А потом передумал

Вот уже несколько дней по сетям ходит история о многодетном православном отце, который сначала наделал 5 детей, один из которых инвалид, а потом, пройдя курс то ли тренингов, то ли терапии, просветлел вдруг, и понял, что это все было не то. Что он не имеет права жить с надоевшей женой без любви. Признался ей во всем и свалил, ощутив неимоверное облегчение. А потом еще и в своем фейсбуке похвалялся – мол, дети вырастут и простят, зато я остался честным с самим собой.

Женщины его порыв, конечно, не оценили.

Пост пришлось убрать, а всех спрашивающих: с кем дети, зин? – забанить. Но Юлия Куфман успела сделать скриншот, и коричневая субстанция растеклась и понеслась по трубам.






Честно говоря, я даже не хочу думать о том, кто в этой ситуации виноват. Безумный коуч, который применил рецепт, отлично действующий на парах без детей, или с одним ребенком к многодетной семье с инвалидом. Или терапия стала лишь предлогом для самого «героя», который уже все для себя решил, и только использовал психологическую помощь как лазейку – мол, вот же, доктор прописал. Мне сложно судить.

Все дело в том, что еще пару лет назад счастливый отец раздавал всем интервью. «Ответственность за все происходящее в многодетной семье лежит только на отце, ведь женщина, осознанно решившая стать многодетной, тем самым безгранично ему доверилась», - говорил он в интервью для портала «Православный мир» от 2014 года. Примерно то же самое повторял в интервью на радио в 2018 году. Короче говоря, был широко известным порядочным человеком. А потом вдруг сломался.

 

И вот вы знаете, мне и хочет как-то натянуть, как презерватив на глобус, на многодетного отца формулу «не суди, да не судим будешь». Но я не могу. Потому что в нашем обществе все устроено так, что мужчина может просто взять и сломаться в комфортных для себя условиях. Если понадобится, даже с группой психотерапевтической поддержки. А женщина не может сломаться, ей сбежать некуда. Вот эта лицемерно брошенная ей возможность «найти любимого человека и быть счастливой» при пяти детях это что? Изощренное издевательство? Понятное дело, что единственное, что ей останется, это тянуть детей одной, и других вариантов у нее нет, по крайней мере, из тех, что не подразумевают лечь вперед ногами.

Ну и отдельно привет всем тем, кто любит говорить: ты каким местом его выбирала, где были твои глаза? Кто же тебе виноват, нормальный бы не ушел… Да любой мужчина может взять и уйти. Даже тот, у кого есть медаль «отец года». Даже тот, который лучшим образом зарекомендовал себя на всех эфирах страны. Гарантии нет, от слова совсем.

«Оставшись, по прихоти отца моих девочек, одна с пятью детьми, я первый год просто боролась за свою жизнь и жизнь своих девочек. Мне казалось, что жизнь остановилась. Теперь я знаю, что каждый второй мужчина сбегает из семьи, в которой рождается инвалид! Но брошенные семьи живут дальше!», — написала на своей странице Наталья Лучанинова.

Многодетная семья, да и вообще семья, это такая конструкция, в которую у мужчины есть вход, и из нее есть выход. Для женщины это конструкция без выхода. Может быть, потому и не торопятся женщины с многодетностью – понимают, что, если что, рассчитывать придется только на себя?

А еще, я сижу, и думаю: а если бы не муж, а жена, вдохновившись психологическими тренингами, вдруг взяла и ушла, переложив на мужчину всю ответственность? Упорхнула, так сказать, в светлое будущее под аплодисменты группы поддержки. И сел бы этот просветленный один посреди бардака, грязной одежды, постельных принадлежностей, забот о ребенке-инвалиде и заботах о хлебе насущном. И вот мне очень интересно, что бы он тогда подумал обо всем этом просветлении и психологическом развитии. Боюсь, что и у него бы не нашлось никаких слов, кроме матерных…

https://morena-morana.livejour...

Учительница первая моя. Секс-скандал в Астрахани

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх