Макароны с луком — еда для бедных

Я уехала из своей родной деревне в 18 лет, сразу после окончания школы. Поступила в Киевский университет и получила место в общаге. Из дома я уехала специально, я видела, как тяжело моим родителям кормить 7-х детей, а так на один рот меньше, тем более на дворе стоял 1992 год: разруха, голодовка. Единственным лакомством для меня в те годы были макароны, пережаренные с луком – это была еда по великим праздникам, а в остальные дни, чтоб не падать с голоду на парах, приходилось пить сладкую водичку.

В 93-м году вернулся из армии мой парень Славик, он из той же деревни, что и я. Приехал в деревню, узнал, что я в столице и поехал меня искать. Скажу сразу: Славик – парень очень хороший, добрый, всегда держит слово, да и руки у него золотые. Когда-то давно он мне пообещал: «Ничего, малая, скоро мы вырвемся из этой нищеты, у нас будет все, но самое первое у нас будет самая красивая и шикарная свадьба, а ты будешь самой красивой невестой». Приехав в столицу, Славик пригласил к себе еще и своего армейского друга Пашку, начали снимать квартиру на окраине, устроились на рынок грузчиками.

Славик очень часто встречал меня после института, мы гуляли по парку. Потом он начал приходить ко мне в общагу. Мы боялись, что нас застукает вахтерша (злобная старушенция), Славик любил приходить на макароны и однажды нас вахтерша застукала. На следующий день я с вещами ехала на трамвае к Славику. Год мы прожили втроем, мальчики работали, а я готовила еду, точнее, все те же макароны. За этот год Славик с Пашей организовали небольшое СТО (до армии он работал водителем трактора и местным механиком), дела пошли в гору.

В конце 94-го я забеременела, хотели расписаться, но тут Слава сказал: «Нет, дорогая, помнишь, что я обещал, пусть мы сыграем свадьбу позже, но шикарную». Свадьбу мы сыграли через 3 года, до этого в 95-м родилась дочка Настя. За эти 3 года муж хорошо поднялся, у них уже было не одно, а целых 4 СТО по городу. Появился главный офис, где, пока фирма поднималась, я бесплатно работала секретаршей. В 97-м мы сыграли свадьбу, на то время это действительно была шикарная свадьба: из Москвы мне привезли платье с корсетом, для того времени это была невиданная роскошь.

Через год мы въехали в огромную квартиру, там и прожили до 2007 года. За это время фирма мужа хорошо раскрутилась, его СТО начали появляться по всей Украине, фирма начала приносить хорошие доходы. Тут все и началось… Сначала муж приобрёл двухэтажную квартиру в центре. Я решила сделать ремонт, купила обои, но вечером выслушала от мужа, что я – как таджик на стройке, что это не положено, надо нанять дизайнера и бригаду строителей.

Я была в ступоре: зачем? Тут ведь всего обои переклеить да мебель купить, да мы и сами с тобой в выходной день все сделаем, так нет – по статусу не положено. В общем, сейчас у нас не квартира, а дворец. Проблема в том, что мой муж хочет быть наравне со своими компаньонами, он полностью их копирует. Доходит уже до страшного: полгода назад нанял на работу повара из Франции, каждый день у нас фуа гра, цезарь и каприотти. Мы с ним поссорились, получается, он оскорбляет мое достоинство, получается, что 18 лет его устраивало то, что я готовлю, а теперь – срочно повара.

Весной была годовщина свадьбы. Я решила сделать приятное и приготовить блюдо, благодаря которому мы выжили, дала вольную повару и приготовила макарошки с луком. Когда приехал Слава, он ужаснулся: «Ты что? Что ты наделала? Зачем ты приготовила эту еду? Не дай Бог кто-то увидит, фу, это же еда для бомжей и бедняков». Моё блюдо отправилось в мусорный бак. Проблема даже не в том, что он старается быть под стать всем тем, с кем он общается, а в том, что он не понимает, что уже давно вышел за рамки.

Наша дочь Настя была хорошей спокойной девочкой, пока наш папа не рассказал, что она должна ходить по крутым клубам, как дети его партнеров. Он купил ей шикарную машину, права тоже купил. В школу она год уже не ходит – а зачем, папа все устроит. В этом году ей поступать надо было, а папа ее в Лондон на 2 месяца отправил, развеяться с дочкой его компаньона. Она стала неуправляемой, а Слава по-моему даже радуется. В 2010 году Слава приехал с какой-то встречи и сказал: «Нам надо родить еще одного ребенка».

Я опешила: «Зачем?» Мы даже никогда не говорили за второго ребенка. Я грешным делом подумала, что у Славика проснулись отцовские чувства, хочет еще малыша, а оказалось все банально: все его компаньоны второй раз женаты и нарожали себе по маленькому, у них типа тренд, крестить детей друг друга, типа «выгодный кум». В 2011 у нас родилась вторая дочечка. О том, что о ее имени мы спорили долго и нудно, видите ли, тренд у нас теперь называть детей древнерусскими именами. Слава Богу, сошлись мы на имени София.

Теперь у нас все в порядке, у Сони 2 няни, одежда из лучших бутиков, дочку я вижу только вечером и рано утром. Недавно муж мне купил новую машину. Нет, не потому, что мне надо, а потому, что Паша своей любовнице тоже машину поменял. А кстати о любовнице: у нас же по статусу она положена, и она есть, но только типа должности с окладом. Ее играет моя сестра, чужую я бы не разрешила, муж снял квартиру и приезжает туда 4 раза в неделю. Если бы вы знали, как мне все это надоело!

Я не могу выйти в магазин и купить обычных сосисок, у меня в доме живет массажист и визажист, не дай Бог выйти на улицу без макияжа – вдруг кто увидит. Надоело. Говорят, когда денег много – хорошо. Не верьте, хорошо, когда деньги не ломают жизнь людям и не разрушают семьи. У нас с мужем нет семьи, есть просто семья для статуса и все. Развестись тоже не могу, потому что люблю Славу. Как же плохо! Будь прокляты эти деньги и статусы!

Автор: Людмила

Источник

http://zimmmes.com/2018/01/%D0%BC%D0%B0%D0%BA%D0%B0%D1%80%D0...