Последние комментарии

  • vi vi
    Чего, здесь комментировать! Нужно жить. Надо жить, пока не прошло
  • Леопольд Кудасов
    Дошло, наконец-то, и до безбожников!Гнилые тыквы Хэллоуина
  • Наташа Перфильева
    Зачем он нужен? зачем проживать остаток жизни в споре с собой?  если вы вынесли это на всеобщее осуждение, то на то б...«Муж младше меня на 20 лет, работать не хочет, сидит на шее»

Родственные души

Фото из сети Интернет

 

–Ну что ты? Иди сюда, не бойся, я тебя не обижу. Иди сюда…

Виталий Петрович, выудил из сумки несколько сосисок, и протянул грязному и худому бродячему псу, который на этой помойке появился недавно. Пенсионер, ещё мальчишкой прошедший ужасы ленинградской блокады, всю свою жизнь с огромным почтением относился к хлебу, да и вообще к любым продуктам, которые в дни войны были сродни чему-то более чем святому, – еда могла спасти человека о смерти.

Но сколько их было тогда, – тех кто из последних сил ждал ее, – и не дождался…

И вот сегодня, Смирнов, протягивая голодному псу вкусно пахнувшие сосиски, вспомнил то, о чем хотел забыть навсегда…Он вспомнил голод, страшный, и неумолимый, которого боялся всю остальную послевоенную жизнь.

…Пёс боязливо сделал несколько шагов, и потупив глаза, будто стыдясь своей бедности и одиночества, но оставаясь благородным и скромным, взял всего одну сосиску, склонив голову.

Виталий Петрович, не сдержал себя, и расплакался…

Он обнял собаку, и прижал ее к груди. Пусть тот пёс рылся в отбросах, пусть ему негде было жить, и пусть в конце концов он никому не нужен, – вопреки судьбе, отныне у него есть дом, есть миска с едой, и тепло души человека который знал истинную цену дружбы, знал цену жизни, знал что такое беды, горести, и радости…

…С тех пор, бывший моряк, страстный любитель природы, Виталий Петрович Смирнов и Джек, стали жить словно два закадычных друга, всю свою жизнь прошагавших вместе, и ни на мгновение не разлучавшихся. У Смирнова, псу жилось вольготно и сытно. Он заметно поправился, в глазах появился озорной блеск, да и некогда свалявшаяся и грязная шерсть отныне блестела и лоснилась. День начинался у друзей увлекательно. Они занимались физкультурой, играли с мячом, гуляли в тихом парке, часто бывали на природе, а вечерами Виталий Петрович одев тёплые тапки которые по обычаю приносил Джек, читал ему сказки, где принц в обязательном порядке спасал прекрасную принцессу от злого и ужасного дракона. Джек лежал рядом с креслом, и положил голову на лапы, внимательно слушал старика, и очень переживал когда отважный принц вступал в неравный бой с огнедышащим змеем. Смирнов всегда смеялся, когда Джек убедившись в счастливом финале, вскакивал с пола, и начинал носиться по комнатам словно пытался выразить свою солидарность со смелым принцем. Умный пёс очень хорошо знал что такое зло, и что есть добро, испытав в своей короткой собачьей жизни такое, что никогда не пожелал бы даже самым жестоким и бессердечным людям. И так же как и Виталий Петрович, в детстве познавший голод, он трепетно относился к еде, не съедая все сразу, а оставляя про запас.

…Однажды они шли по улице, – как всегда, не спеша, наслаждаясь прогулкой, улыбаясь прохожим, и получая взамен ответные улыбки. Виталий Петрович нес в руке сумку с продуктами, и уже представлял, как они вдвоем с Джеком будут готовить на кухне борщ, с обязательной свиной грудинкой и жирной сметаной. Неожиданно он почувствовал резкий и короткий толчок в спину, но все ещё крепкий коренастый моряк, хотя и с трудом, но устоял на ногах. В следующее мгновение кто-то выхватил у него из рук сумку, и бросился бежать. Смирнов едва успел разглядеть спину удиравшего мальчишки, как Джек с лаем бросился вдогонку.

–Джек, стой! А ну стой тебе говорят! – крикнул старик ему вслед, – но пёс уже мчался во весь опор, и где-то примерно в метрах пятидесяти, нагнал и повалил воришку на тротуар. Тот закричал от страха, заревел, – сумка выпала из рук, и из нее вывалилось мясо, словно мячики покатились капуста, лук…

…Джек, а ну не смей! Не трогай его! – произнес подошедший Смирнов. Но пёс не думал кусать испуганного ребёнка, лишь только стоял рядом и наморщив нос скалился с рычанием.

–Ты что же это стервец такой удумал?! – грозно нахмурил брови старик, –ты, что это натворил? За воровство знаешь, что полагается? А? Знаешь?

Мальчишка, все еще хныча, и растирая ушибленную коленку встал, и бросился подбирать продукты.

–Вот дедушка, простите – сказал он протягивая Смирнову сумку. Я..я больше не буду…

Смирнов поглядел на пацана, и вдруг у него защемило сердце: худой, в старой застиранной футболке и шортах, тонкие ножки в стоптанных кроссовках, стриженный налысо, оттопыренные уши, веснушки…

–Ты откуда…? – спросил Виталий Петрович – едва пересиливая подкативший к горлу ком. Родители живы? Только не ври, я это терпеть не могу.

–Я из детдома. Родителей не знаю…Простите…Милицию не зовите дедушка…Отпустите если можно…

–Голодный?

–Ну…Да…

–Как зовут-то тебя, горе ты луковое?

–Виталик.

–Виталик…Надо же, как меня. А я Виталий Петрович. Ну ладно…

Смирнов улыбнулся и посмотрел на пса:

–Ну что дружок мой, покормим мальчика?

Джек перестал рычать, и проницательно поглядев на Виталика, замахал хвостом.

–Надо же! – засмеялся Смирнов, – Джек не всех признаёт, с ним не забалуешь. А тут… Ладно, пойдем сынок, приготовим борщец, пообедаем все вместе, а там посмотрим.

Виталик кивнул, и, взяв сумку, пошел следом за стариком и собакой.

Георгий

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх