Любви не существует

Говорят, мужчины не плачут. Это, наверное, говорит тот, кто никогда по-настоящему не любил, по-настоящему не страдал. Конечно, никто не видел моих слез и никогда не увидит, никто не знает о моих переживаниях и том, что рвет мне душу, поэтому я решил написать сюда, где меня никто не знает. Просто захотелось выговориться, трудно в себе все это носить. С момента, когда мне разбили сердце, прошло 8 месяцев, но ОНА мне снится до сих пор. Меня зовут Богдан, мне 29 лет.

До середины марта я считал, что у меня есть все: работа, друзья, любимая девушка. Если честно, то я никогда не верил в чистые и искрении чувства. Вырос в семье, где родители прожили вместе всю жизнь и родили 3-х детей. Глядя на их чувства, которые с годами не увядали, а становились еще сильнее, где-то в глубине души я надеялся, что непременно встречу такую девушку. Но глядя на своих друзей, которые с 15 лет окунались в любовь, а потом страдали, я не спешил с ее поисками. Окончил школу с золотой медалью и принял решения поступать в медицинский в Киеве.

Студенческие годы – это прекрасные годы, писал классик. В каком-то смысле он был прав, если исключить кучу потраченных нервов, бессонных ночей, а иногда не то что погулять, даже выйти купить носки не было времени. В таком темпе пролетели 3 года обучения, моя вся родня сетовала о моей личной жизни, что ее нет, а я им рассказывал, что времени на личную жизнь у меня точно нет. В универе были симпатичные девушки, но все не то, поэтому я даже и не пытался искать, знакомиться. На четвертом курсе наш преподаватель решил провести эксперимент, выбрав 10 самых лучших учеников нашей группы.

Взял нас помогать ему в медучилище, где он параллельно преподавал. Наша задача была проводить лабораторные и помогать будущим студентам нашего вуза. Через месяц такой практики ко мне в комнату общаги постучали. Открыв дверь, я увидел ее – свою женщину. Нет, не подумайте, она не была похожа на топ-модель, не обладала красивой фигурой, просто было в ее глазах что-то, что взглянув можно было улететь далеко и надолго. Ее звали Вика (звали, не потому что ее больше нет, а потому, что ее нет в моей жизни), она была невысокого роста – при моем росте 193 она упиралась мне в грудь.

Она была полненькая, с русыми косами (потом она подстриглась и перекрасилась в черный), но все по порядку. — Простите, Богдан Алексеевич, меня не было на лабораторной, у меня сапог сломался, вот возьмите мою тетрадь. Я стоял, как дурак, и не мог оторвать глаз от ее губ. Тогда ей было 17, ей оставался год до поступления в универ. За этот год я потягивал Викусю по всем предметам, договаривался с преподавателями, этот год мы просто дружили, но уже тогда я боялся ее потерять.

Вика поступила и у нас началась новая история как пары. Я постоянно благодарил Бога за то, что он послал мне любимую и что я нашел свою любовь сразу, не мучаясь. Через год мы с Викой поехали отдохнуть не море, после чего решили жить вместе. Чтобы были деньги для съёма квартиры, я решила не поступать в аспирантуру, забрал документы и устроился работать врачом на «скорую». Работа не фонтан, хотелось, конечно, другую, но тогда это был единственный вариант.

Мы сняли квартиру, я работал сутками, чтобы моя Вика ни в чем не нуждалась, каждый вечер, когда я приходил с работы, она нежно обнимала, целовала и усаживала за стол, а потом кормила меня своими кулинарными шедеврами. В доме всегда был порядок и вкусно пахло. Все чаще у нас заходил разговор о детях, о семье – и я решился. Вика плакала, когда я стоял перед ней на коленях и просил стать моей женой. Она хотела свадьбу летом, поэтому всю зиму мы придумывали варианты свадьбы и просто мечтали. Я знал всех знакомых Вики, она никогда не держала секретов от меня, как и я от нее.

О том, что на ее потоке появилась новая девушка, я тоже узнал от Вики. Она рассказывала, что Татьяна (так ее зовут) год проработала в больнице, поэтому ее и взяли на второй курс. Я оглянуться не успел, как Таня стала подругой Вики, и этой Тани было очень много в нашей жизни. Каждый раз, когда я приходил с работы, я узнавал, что у нас была Татьяна. Вика мне ничего не говорила, но по носу с порога бил запах коньяка, а Вика мило улыбалась и прятала глаза.

Я не устраивал истерик, я прощал, прощал, что я опять голодный после 16 часов работы, потому что пришла Таня, прощал что разбили мой компьютер, который мне нужен был по работе, любил и прощал. За полгода моя Вика изменилась до неузнаваемости: она обстригла свои длинные волосы, перекрасилась в черный цвет, начала одевать такие вещи, о которых раньше даже не думала. Я спокойно все воспринимал, потому что любил ее. Ближе к лету Вика сказала, что еще не готова к свадьбе и что она хочет закончить нормально универ, а я ее угнетаю, со мной она так всю жизнь и просидит поварешкой.

Она собрала вещи и уехала в общагу. 2 месяца мы с ней не виделись, общались только по sms, и то когда у нее было настроение. В те моменты я готов был каждую смску расцеловать. Потом она позвонила и предложила встретиться, я летел, словно на крыльях, купил самый дорогой букет, хотя на тот момент денег не было и после этого букета я неделю сидел без еды вообще. Она мило улыбнулась, холодно поцеловала и попросила помочь с преподавателем. Я помог. Так я помогал полгода, потом просьбы прекратились. Были опять нечастые смс и звонки.

Вика не звонила полмесяца, я заволновался и набрал, она ответила и сообщила, что в больнице, простудилась по-женски. Вика выходила, когда я приходил, не давала общаться с врачом, просила денег на лекарства, и я все давал. После новогодних праздников мне позвонил друг, спросил, расстались ли мы с Викой. Потом сообщил, что перед Новым годом видел ее в поезде Киев-Львов, она была в компании каких-то парней. Я только его послал: не могла Вика, у нее дедушка умер, она его хоронить поехала. Друг сказал: «Как знаешь». В феврале позвонил еще один друг и пригласил в гости.

Когда я пришел, он показал мне страничку на сайте знакомств, где красовалась моя Вика. Я не мог поверить, мы начали с ней переписываться, познакомились от имени некого Ильи, я представился владельцем крупного бутика. Она сказала, что абсолютно свободная, я попросил дать номер, и она его написала. Я купил новую симку и мы начали общаться. За 2 дня до 8 марта Вика позвонила мне и сказала, что хочет помириться. 2 дня мы провели вместе, на праздник она попросила купить ей ноутбук – я купил (взял в кредит).

Я еще верил, что от ее имени общается Таня или кто-то другой, но когда Илья ей назначил встречу 15 марта, а через 10 минут позвонил я и предложил съездить кое-куда со мной, она сказала, что не может, т.к. у нее дела! Я назначил встречу в кафе и до последнего верил, что придет не Вика, но пришла она. Увидев меня, она все поняла. Я предложил поговорить, мы взяли бутылку вина. Вообще в тот вечер я узнал многое, узнал, что она всегда мне врала, что никакой любви не было, она меня просто использовала и все. Когда мы познакомились, ее направил мой лучший друг, ей нужен был я как билет в универ, чтобы она 100% поступила.

Мой бывший друг Андрей рассказал ей, кто мне нравится, она просто притворялась. Но больше всего боли она мне причинила, когда, смеясь, рассказала, что тогда она лежала в гинекологии после аборта, и никакого воспаления у нее не было, а я, как дурачок, бегал ее проведывал. И тогда я на нее посмотрел по-другому. Посмотрел и увидел, что у нее не осталось ничего прежнего от той Вики, которая любила лежать у меня на плече. Я встал и ушел.

Выйдя из кафе, я направился к другу, дал по морде – немного легче стало. С того дня я пропал, поменял номер телефона, удалился из соцсети, поменял квартиру, устроился работать в хирургию. Теперь у меня нет друзей, которые за моей спиной что-то придумывают, нет девушки, ради которой я был готов почку продать. Я один и мне хорошо. И убежден, что искренней любви сейчас просто нет.

Автор: Богдан

Источник

http://zimmmes.com/2018/01/%D0%BB%D1%8E%D0%B1%D0%B2%D0%B8-%D...