Последние комментарии

  • Ирина Веденская
    точно.Страна одиноких женщин
  • Ирина Веденская
    накручено - наворочено.Где найти идеального мужчину?
  • Георгий Сергацкий
    Цикличность мужской "любви" диктуется спермотоксикозом, нестерпимым зудом, принуждающим к капитуляции. "Любовь, в кон...Почему мужчины влюбляются быстрее, чем женщины

Что имеем – не храним, потерявши – плачем

Лиза была единственным ребёнком у своих родителей. Её баловали, над ней тряслись, её, как говорят, целовали в жопу. Девочка с самого детства не знала отказа. Хочешь новую игрушку, конечно. Новую погремушку, и это сделаем.
Когда Лизе исполнилось несколько месяцев, их покинул отец, уйдя в лучший из миров, оставив семью на произвол судьбы.

Мать не справляясь, быстро залезла в долги, вкалывая сразу на двух работах. Но даже так она по-прежнему продолжала баловать единственное чадо. Как же можно отказать такому ангелочку, когда тот смотрит таким просящим взглядом.
Лиза не была замухрышкой. В садик она приходила в хороших вещах, как и в школу, но уже после. Мать во всём отказывала себе, отдавая последнюю корку, если грубо говорить, своему ребёнку. На девочку у неё были большие планы. Она хотела выучить Елизавету, и не просто отдать в какой-нибудь техникум, на абы кого. Лиза соглашалась, мечтая, как станет большим человеком.
Время шло, наступила школа. Училась девочка довольно прилично. На неё всё чаще и чаще поглядывали мальчики, изредка подкидывая записки, в которых были начертаны наивные признания в любви, да ещё и с ошибками. Но это ничего, это норма.
В девятом классе у Елизаветы начался переходный возраст. Она резко изменилась, став совсем иным человеком. Девочка быстро поняла, как ей хочется жить.  Она заявляла, что обязательно отыщет своего принца, который станет обеспечивать все её желания.
—  Да где ты найдёшь такого дурака? – интересовалась мать. – Если сама не выкарабкаешься, то никому, кроме меня, ты больше не будешь нужна.
—  Ещё как найду, — возражала дочь. – Лохи водились всегда. Подберу себе какого-нибудь олигарха.
Мать на это только смеялась, отмахиваясь рукой, списывая всё на подростковую блаж. Ну в самом деле, где взять столько олигархов, если каждая вторая хочет жить хорошо, и при этом ничего не делать.
От Лизы помощи нельзя было дождаться. Она валялась на диване в своей комнате, ковыряясь в своём смартфоне, переписываясь с приятелями. Мать мыла полы, а девчонка недовольно морщилась от того, что родительница зашла в её комнату. О помощи и речи не заходила. Лиза итак поломала себе два наращённых ногтя, когда перебирала косметику в магазине, о чём немедля и сообщила подругам, жалуясь на тяжёлую жизнь.
—  За что я платила этой корове деньги, — говорила она. – Завтра придётся снова к ней идти. Да и коррекцию надо бы уже сделать, а то свои ногти отросли, и я похожа на коршуна.
Мать быстро высыхала, а девушка наоборот расцветала. Она жила, как у Христа за пазухой. Другие дети как-то экономили, собирали, помогали родителям, а эта же…
Лиза часто уходила по вечерам, как она сама говорила, немного развеяться. Домашняя обстановка плохо на неё влияла. Ведь не каждому под силу лежать столько на диване, тыча в кнопки телефона. Ах, а как бы ей хотелось совсем иной жизни. И почему ей не посчастливилось родиться в нормальной, богатой семье.
Девушка требовала постоянно себе новую одежду.
—  Я же не могу ходить словно обсоска. В конце концов, у меня есть мать, которая обязана меня обеспечивать. А если не можешь, то кто просил тебя рожать?
Мать жалела о том, что целовала единственную дочу в задницу. Но теперь уж что? Характер Елизаветы становился всё невыносимее, а её призрение к другим…
 — Я не стану даже здороваться с этой замухрышкой, — ворчала она на замечание родительницы, когда та поинтересовалась, почему Лиза не общается со своей бывшей подругой. – Да с ней стыдно рядом стоять. Бедность, это заразно.
—  Как будто ты богатая, — замечала мать.
—  Это не на долго. Да и вообще, не надо напоминать мне об этом.
—  Зря я тебя в детстве не порола.
—  Только попробуй.
Дочка погрозила матери пальчиком.
—  Ладно, не мешай. Мне ещё надо делать уроки.
С этими словами девушка перевернулась на живот, уткнувшись в экран смартфона. Там как раз написала какая-то из подруг.
Вздохнув, мать вышла из комнаты, направляясь на кухню. Ей надо было приготовить поесть, ведь выходной всего один, а уже завтра снова придётся выходить на работу.
Стоя за газовой плитой, женщина вспоминала прошлую жизнь, а также пыталась припомнить, когда её дочь изменилась. Лиза раньше была хорошей девочкой, внимательной, заботливой, а сейчас её будто подменили. Она превратилась в совершенно чужого человека.
«Я же хотела, как лучше, но получилось, что получилось. Надеюсь, что она в будущем всё поймёт, когда сама станет матерью. Но тогда будет поздно. Слишком поздно».
* * *
Не доучившись девятый класс, Елизавета залетела. Собственно, она сделала это намеренно, так как все-таки нашла себе богатого лоха, сынка какой-то геморройной шишки. Она разыграла целое представление перед парнем, и дурачок поверил. Он же закатил своему папеньке истерику, сказав, что обязательно женится на ней. Отец же, влиятельный в городе человек, просто пожал плечами.
—  Одной бабой больше, одной меньше, — только и проговорил он. – Делай что хочешь, но не забывай, кто ты, а кто она.
Была свадьба, и было веселье. Прибыли гости, как с одной стороны, так и с другой. Елизавета чуралась своей родни, так как на фоне её новой семьи они выглядели совсем невзрачно. Да и свадьбу полностью оплачивал отец мужа, хотя Лиза и закатила матери истерику.
—  Из-за тебя я выгляжу нищенкой! Ты же знала, что рано или поздно я выйду замуж. Так почему не подготовилась? Почему не отложила деньги?
После всех празднеств и возлияний, началась великолепная жизнь, о которой так мечтала Елизавета. Если говорить кратко, то мечта идиота сбылась. Лизе, кроме денег, больше ничего и не надо. Она жила в хорошем доме, одевалась богато, имела в своём распоряжении вещи, о которых раньше приходилось только мечтать. А вот её мать окончательно превратилась в старуху, загнав себя. Дочка даже не вступала на родительский порог, не желая, чтобы её видели в таком убожестве. Так, иногда звонила по телефону, чтобы перекинуться парой слов. Да и то, скорее не слушала, что говорила ей мать, а мучилась, дожидаясь конца разговора.
—  Ладно, ма, я позвоню в другой раз. Мне сейчас надо срочно уходить.
Позвонить Лиза могла через неделю, а то и того позже.
Живот постепенно рос, и спустя означенный срок она родила девочку. Все были рады, а особенно отец. Начались новые возлияния, которые продлились приличное количество времени. Елизавету заваливали подарками и поздравлениями. Но одновременно в это же время скончалась её мать. Что-то с сердцем. Она умерла в своей квартирке, в одиночестве, так и не дождавшись очередного звонка от дочери.
Спустя всего каких-то несколько лет, муж Елизаветы стал отдаляться от неё, а вскоре и вовсе заявил, что нашёл другую.
—  Спасибо, что хотя бы честно признался, — скривилась девушка.
—  Она, поразмыслив немного, сказала:
 — Я готова на развод. Давай делить имущество.
Но имущества делить не пришлось, так как Елизавета пришла голодранкой, и уйдёт такой же. Отец мужа сделал всё, чтобы бывшая жена сына не получила ничего. Единственное, что удалось добиться Лизе, так это алименты на дочку. Но и они были смешными, так как бывший уже супруг нигде официально не работал. Девушка очутилась подле разбитого корыта, в материнской квартире с ребёнком на руках, благо, что не додумалась её продать. А ведь хотела.
Началась новая жизнь, и совсем не весёлая, как хотелось. Дочка требовала к себе внимания, а Лизе пришлось разрываться между домом и ребёнком. Да и на нормальную работу её не брали без образования. И тогда Лиза вспомнила свою мать, которой, увы, рядом не было. Только сейчас девушка поняла, каково приходилось её родительнице с ребёнком на руках. История повторялась.
Елизавета пожалела о тех грубых словах, которые говорила матери в гневе. О том, что стеснялась её, желая скорее покинуть отчий дом. Ах, она бы отдала всё на свете, чтобы вернуть те мгновения молодости, но, увы, это было невозможно. Прошлое осталось далеко позади, безвозвратное исчезнувшее.
Девушка сидела вечерами возле кроватки и плакала, как плакала её мать, находясь в этой же комнате, возле маленького ребёнка, который вскоре вырос, а после и ушёл навсегда, позабыв обо всём. Она строила мысленные планы на будущее своего чада, просчитывая, прикидывая.
—  Ах, мама, мама, — шептала она в пустоту, слегка покачивая рукой кроватку, а по щекам стекали слёзы.
Лиза пообещала, что сделает всё для своего ребёнка, чтобы тот ни в чём не нуждался. И она также постарается, чтобы её дочка не пошла по её собственным стопам.
«А не так ли хотела и мама, вот так сидя возле кроватки, и давая себе обещания?»
Увы, спросить нельзя. А как бы хотелось узнать о многом. Хотелось бы иметь человека, который всегда поможет. Но к сожалению, что имеем – не храним, потерявши – плачем.

Александр Науменко

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх